РЕКА РЕК (12—20 января 2009)

* * *

От безумной любви время сводит с ума,
Но с растаявшим снегом не гаснет огонь.
Кто сказал, что ангиной болеет зима
И что руку об лоб обожжешь — только тронь?

Если это болезнь — то лечить не хочу,
В моем теле звучит песня тающих льдин.
Я отправлю «с приветом» бутылку врачу,
Пусть он выпьет под утро ее не один.

А взамен даст «больничный» на тысячу лет
Мне и той, для которой я буду болеть,
С жаром пламенных строк вознося к небу свет,
Ведь болящим любовью не нужно терпеть.

* * *

Слезы девичьи горьки,
Растопили слезы снег,
Став источником реки,
Нареченной Река Рек.

Красит седина виски,
Отступление. Побег.
Берегов нет у реки,
Нареченной Река Рек.

Там, где омуты близки,
Льдом покрыты флаги век.
В мире нет другой реки,
Нареченной Река Рек.

Сам Господь мечтал в тиши.
Бог — не только человек,
Бог не только для души
Нарекался Рекой Рек.

* * *

Я любил бессонницу часами,
Оперевшись головой на локти.
Кошка с изумрудными глазами,
Ослепив, вонзила в спину когти.

Боль скользнула по спине и ниже,
Покатились кровяные реки.
Кошка, песнь мурлыча о Париже,
Грусть мою рассеяла навеки.

К самым сексуальным маскарадам
Я иду, как жертва на закланье.
Кошка страстным изумрудным взглядом
Возбуждает плотские желанья.

Я — не я, где ночь — сонет о ласках.
По спине — то кровь, то брызги тока.
Жизнь пуста, пока нет цвета в красках,
А без кошки — вовсе одинока.

ОЧЕНЬ НУЖНАЯ ИГРА

Разрывает ветер счастья
Мою голову на части.
И не спится мне, не спится
Почему-то до утра.
И вращаются сюжеты,
Как с тобою вместе в «это»
С удовольствием играем. Очень нужная игра.
Есть в игре порывы страсти,
А где страсть, там волны счастья
И безумные цунами над морями. До утра
Ты и я играем в «это».
От заката до рассвета
Нам не спится, нам не спится. Очень нужная игра.

* * *

Утро, вечер, бессонная ночь,
Снова утро и снова работа,
Кто-то должен прийти и помочь,
Только он не торопится что-то.

Я мешаю в стакане слова
Вместо сахара, вместо заварки.
Моя юность имела права
Брать от жизни любые подарки.

Я, потребовав только любовь,
Получил к ней в довесок печали,
Радость с грустью, которые вновь,
Вновь и вновь в школьный класс возвращали.

Где сидела за партой она
Среди самого шумного бала.
И лишала, как водится, сна,
И терпения напрочь лишала.

Быть романтиком — значит дышать
Полной грудью везде и повсюду.
Продолжаю в стакане мешать,
Никогда уж другим я не буду.

* * *

Снежинки упадут на край стола
И там растают безо всякой боли.
А ты мне скажешь: «Я тебя ждала
Почти всю жизнь, но, может быть, и боле».

В твоих глазах на миг блеснет печаль,
Я ничего словами не отвечу.
Я тоже верил, созерцая даль,
В такую вот нечаянную встречу.

Как ты пришла, как я увидеть смог
Волшебный свет любви под небесами?
Не верится. Но, слава богу, Бог
Умеет удивлять нас чудесами.

* * *

Есть волшебное слово «люблю».
С ним по жизни, как птица, лечу
И надеждами птицу кормлю,
Веря в то, во что верить хочу.

Мне не нужно заоблачных стран,
Я не требую снега весной.
Лишь бы не пересох океан
Той любви, что придумана мной.

АНГЕЛ

Засадив по рукоятку,
Не оставив отпечатков,
Грусть вошла смертельной раной.
Знаю: поздно или рано
Небо станет много ближе,
И я ангела увижу,
Не скульптурно, не в открытке,
А сидящим на калитке.
Скажет ангел мне: «Не жди
Приглашенья, проходи».
Я, из сердца вынув нож,
Стану на него похож.
И войду, и потеряюсь
Среди тех, кем сам являюсь.

* * *

Дорогу к собственной душе
Я проложил через стихи,
Графит в моем карандаше
Мне отпускает все грехи.

Я, Богу жизнь свою даря,
Его за жизнь благодарю.
С последней даты января
К сороковому январю

Привел меня, конечно, Бог.
Сомнений и печалей нет.
Мой мир — в простом сплетеньи строк,
А счастье в том, что я — поэт.

Живу и, дýшу не душа
Стихами, сам к себе иду.
Летает радостно душа
И до звезды, и за звезду.

P. S.
С Рекою Рек и с Тайной Тайн,
И даже с Именем Имен
Мой Бог во мне необычаен,
Он — Время всех моих Времен.

* * *

Беззвучно вращается время,
Догнать его нету сноровки,
Я ждать тебя буду в Эдеме,
Как ждешь из командировки.

Я призван был раньше немного,
Но я подготовлю шалашик
И выпрошу право у Бога
На встречи интимные наши.

* * *

Слова, что услышал,
Сорвали мне «крышу»,
И стуком сердечным наполнилась грудь.
В созвездьи красивом
Я самый счастливый,
И, видимо, мне до утра не уснуть.

* * *

Стройный стан я ласкаю в ночи
И постель с тобой нежно делю,
Не молчи, не молчи, не молчи!
Я люблю тебя, слышишь, люблю!

В целом мире такая одна,
Повторяю в эфир вновь и вновь,
Круглый год мне с тобою — весна
И любовь, и любовь, и любовь.

* * *

Там, где снегом засыпаны знаки,
Где полос разделительных нет,
Ты и я в этом мерзнущем мраке —
Два луча фар, дарующих свет.
Не заметив коварство метелей,
Тех, что гасят любой костерок,
По дорогам в ночи пролетели,
Под ногами не чуя тревог.
Утро было шампанским залито
И украшено зеленью роз.
Нашей музыкой стала сюита,
Растопившая зимний мороз.
Путь обратный светлее намного
Самых ярко нацеленных фар.
И ковром под ногами дорога,
И не «видит» машину радар.
За улыбкою спрятав беспечность,
Взгляды стражей порядка ловлю.
Впереди — романтичная вечность
С той, с которой кататься люблю.

* * *

Захмелей, во хмелю ярче краски.
Зацелуй меня в губы, молю.
Я люблю твои пьяные ласки
И не пьяные тоже люблю.

Разбросай по кровати одежды,
Ты имеешь на это права.
Без любви не бывает надежды,
Без любви бесполезны слова.

В твоем теле — источник влеченья.
Кораблем в твое море войду,
И прочувствую силу теченья,
И зажгу над вселенной звезду.

Станут ярче все яркие краски,
И снега станут красок белей.
Захмелей, я хочу твоей ласки,
Захмелей для меня, захмелей.

* * *

Запах неба в запахе волос
Опьяняет душу до утра.
Я плыву по океану грез
Между нашим завтра и вчера.

Ты лежишь, досматривая сны,
Я, любуясь на тебя, не сплю.
А на небе звезды сложены
Буквами магически «люблю».

* * *

Бьется ладья,
Разрезая невидимо воды.
Бог мне судья,
Адвокатом — прошедшие годы.
Время «тик-так»
Трепетно и постоянно.
Светит маяк
На берегу неустанно.
Знаю, вернусь
В землю, где крест станет плюсом,
Милая Русь,
Я никогда не был трусом.
Там, где война —
Шторм и цикличность цунами.
Вечность без сна
Миру достанется снами.
Буду ли я
Тем, кем являлся когда-то?
Скажет судья
Мне и моим адвокатам.

* * *

Тайна становится тайной
До появления тайны.
Встретились мы не случайно,
Ибо все встречи случайны.
Кто-то, придумав сюжеты,
Выстроил стрелки по росту.
Тайна любая при этом
Распространяется просто.
Зреют в садах мандарины
К старому Новому году.
Где-то звучат мандолины
И вдохновляют погоду.
Сказка всегда не случайно
В сердце находит дорогу.
Тайна, рожденная тайно,—
Лучшая тайна, ей-богу.

* * *

Я не Гамлет, и им я не буду.
Это вовсе не прихоть, не блажь.
Хватит бить в ресторанах посуду.
Мой герой — только мой, а не ваш.

Век забыл о смертельных дуэлях.
Слово «честь» — просто вырванный звук.
Мой герой избегает постели
Нагламуренно крашенных сук.

Я не Гамлет, и я им не стану.
Это так «добивает» порой,
Что посуду об пол в ресторанах
Бью не я, а мой главный герой.

* * *

В голубых небесах облака —
Словно резвые белые кони.
А в бетонных полях потолка —
След рассыпанной в спешке погони.

Я уйду из предложенных нор
Коммунальной по сути квартиры,
Чтоб сменить бестолковый минор
На мажор страсть рождающей лиры.

Нет страшнее неволи оков.
Я, как все, презираю вериги.
И на глупый вопрос «Кто таков?»
Отвечаю: «Читающий книги».

Там, где многие ищут тоску,
Нахожу мне понятные строки.
Кровь от сердца стремится к виску,
Разум ищет покой на востоке —

Там, где в небе бегут облака,
Словно резвые белые кони.
В это трудно поверить пока,
Нож торчит в чудотворной иконе.

Я ушел. Я когда-то дойду
До себя и до истины света.
Чувством радости скрасив беду,
Попрошу: «Дай, Бог, долгие лета!».

* * *

Я живу, потому что живой.
И меня не согнули ветра,
Те, что дули на передовой
С одного до другого утра.

Голос сердца — единственный глас
В той пустыне, где только песок.
Я один из бесчисленных вас
Счастлив, радостен и одинок,

И живой — эту странную весть
На версту намотала верста.
В жизни многое всё-таки есть,
Но важнейшая правда проста:

Там, где пастырь, там создан пустырь,
Где пророк, там молитва стиха.
Путь-дорога в любой монастырь
Пролегает сквозь чрево греха.

Я живу, потому что живой…

* * *

Словно гвозди вбиваю слова
И фиксирую тело крестом.
Ни к чему мне теперь голова
С перекошенным муками ртом.

И душе ни к чему силуэт
С плащаницей, осмыслившей кровь.
Не Христос, но бесспорно поэт.
Я готов умереть за любовь.

* * *

Поток направляемых стрел
Рвет сердце мое на куски.
Я вырос, но не постарел:
Все чувства остры и близки.
Кто ты? Ты богиней вошла
И села с улыбкой на трон.
Ты сердце любовью прожгла,
Сказав про меня просто «он».
Невинность твою утолю
Всем тем, что я в сердце ношу.
Люблю, больше смерти люблю,
Спешу, дольше жизни спешу.

* * *

Ты такая, к которой стремлюсь
Без пятнадцати тысячу лет.
Моя добрая, милая Русь,
Мой чарующий радостью свет.

Лепестками зелеными роз
Ложе лучших стихов застелю,
В царстве самых божественных грез
Буду трезвым ходить во хмелю.

Ангел мой, почти тысячу лет
Каждый миг лишь к тебе тороплюсь.
Ты — чарующий радостью свет.
Ты — веселая, милая Русь.

* * *

Молча падает снег поутру, и с бодрящим морозом
Я спешу на работу, поскольку всё время спешу.
Представляю тебя, как ты спишь, и житейская проза
Превращается в рифмы, которыми вольно дышу.

В это время всегда, знаю, спится особенно сладко.
Белый ангел в тиши моделирует славные сны,
Как он делает это — пожалуй, большая загадка,
Но возможности эти ему кем-то сверху даны.

Спи же, милая, спи, еще долгая жизнь до рассвета,
Я успею доехать и сделать почти все дела,
И вернуться к тебе беззаботно творящим поэтом,
Потому что меня ты всю ночь до рассвета ждала.

* * *

Ты научила жить любя,
Спасибо Богу за тебя.

* * *

Мир был бы скучен без моей улыбки,
И я за мир с улыбкою молюсь.
Всю жизнь учусь не совершать ошибки,
Хотя лишь на ошибках и учусь.