ВТОРОЙ РАЗ ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ


Полвека прожито, и вновь
Бог даст ещё полвека:
Надежда, вера, и любовь,
И счастье человека.
Уже осознаннее путь,
Хотя не то здоровье,
Но то же сердце ритмом в грудь
И та же рифма с кровью.
Я был и буду, как сейчас,
Всё время торопиться,
Смотреть, не отрывая глаз,
Туда, откуда птицы.
И те же ангелы в ночи,
Не ангелы всё те же.
Молчи же, грусть моя, молчи,
Иль приходи пореже!
Пишу стихи и, видит Бог,
Живу не одиноким.
Полвека — не особый срок.
Прошу о новом сроке.




Не в Иордан, но следом за Христом,
С горячим сердцем, в прорубь ледяную,
Перекрестившись, поутру шагну я
И трижды окунусь перед крестом.
Не в Иордан, но следом за Христом.

Какое счастье чувствовать себя
Причастным, сопричастным и единым!
С Тем самым, Кто явился Божьим сыном,
Кто учит жить, прощая и любя!
Какое счастье чувствовать себя!




Вновь немного туплю, потому что люблю
И рассвет с чашкой чая встречаю.
Без тебя я не сплю, и с тобой я не сплю:
Сочиняю, мечтаю, скучаю.
Время любит летать, делать мятой кровать;
Время мёд подаёт вместо чая.
Без тебя мне не встать, и с тобою не встать:
Сочиняю, мечтаю, скучаю.
Вроде всё как всегда, и беда не беда.
Сам себе на вопрос отвечаю:
Без тебя навсегда, и с тобой навсегда:
Сочиняю, мечтаю, скучаю.





Не пытаюсь менять погоду
И на моду смотрю с улыбкой.
Это мудрость: я год за годом
Постареть тороплюсь не шибко.
Для стихов не нужна гитара —
И без бряканья люди слышат.
И без денег полно навара,
И без памяти время дышит.
И не душат меня заботы,
Хоть не стало бессонниц меньше.
До сих пор не освоил ноты,
Не сумел познать тайны женщин.
Не пытаюсь: к чему напрасно
Тратить время, считая числа.
Люблю чёрное вкупе с красным,
Не ищу никакого смысла.
Жизнь и есть для меня награда,
Я с собою везде без лести
И без фальши — удача рядом,
А точнее, гуляем вместе,
Не пытаясь менять погоду.





Ночь уснёт на снегу, спрятав тени
В потайные карманы пальто.
И луна упадёт на колени,
И приснится не там и не то:
Город, улица, дом и квартира
На втором от земли этаже,
Где девчонка по имени Лира
Встретит утро со мной в неглиже.
Кофе, джем, бутербродное масло,
Бородинского хлеба кусок.
То, что в небе внезапно погасло,
Вмиг словами легло на листок.
Эту зиму мы встретили вроде

Ждём весну и лучистый апрель.
Будут кожанки старые в моде,
Будет также прекрасна капель.
И трава изумрудом — но в мае.
Дальше: лето, жара и июль.
Я всё чаще покой понимаю,
Но не тот, что приходит от пуль.
Зрелость, мудрость, а, может быть, детство:
Зайчик солнечный лезет в окно.
Я стихи оставляю в наследство
Всем, кто любит немое кино.




ПИСЬМО АРТЁМУ
(31 января 2019)
Январский день особо ярок
Снаружи так же, как внутри:
На день рождения в подарок
В мои Христовы тридцать три
Ты появился, плоть от плоти.
Тебя ко мне направил Бог,
Чтоб я не только на работе,
Но и в семье быть главным мог.
Года летят: вслед за тобою
Ещё три «А» пришли на свет.
Я горд и вами, и судьбою
Сегодня как семнадцать лет.
И было всё, и есть, и будет!
Семья — особая страна,
В которой все — родные люди
И вместе крепкая стена.
Артём, ты первый, ты особый
(Как, впрочем, все мы, видит Бог!)
Желаю всем нам вместе, чтобы
Нам счастье было без тревог.
А что бывает, то проходит.
Жизнь тем, сынок, и хороша,
Что кровь одна в нас по природе
Хотя и разная душа.
Тебе желаю быть собою
Снаружи так же, как внутри.
Ты неслучайно мне судьбою
И Богом послан в тридцать три.





Ничего не случится, ничего не случилось.
Солнце в небе лучится, всё плохое забылось.
Я могу и я буду — слава Богу, здоровый.
Жизнь, подобная чуду, опыт жизни суровый,
Но зато настоящий — с потом впитан и с кровью.
Создан рифмой бодрящей, обоснован любовью.
Всё простившим простилось, есть, чему поучиться.
Ничего не случилось, ничего не случится.




Нелогичность — явление чуда,
А логичность — работа ума.
Я, наверное, старым не буду,
Даже если зимою зима
Окончательно всё заморозит,
Белым снегом накрыв города.
Я отвечу нахлынувшей прозе —
Кровь во мне поэтична всегда.
Как бы ни было холодно, всё же
Не застыть ей, не выронить слог.
Где стихи пробивают до дрожи,
Там их слышит всевидящий Бог.
Объяснений не требует чудо,
Ибо в логике много ума.
Я, конечно же, старым не буду,
Даже если навеки зима.
::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
Уж полвека прошло, как мгновенье,
И ещё пролетит и пройдёт.
Не оставит меня вдохновенье —
Не прервётся на небо полет.





Я вышел в тот счастливый год —
С шестеркой и девяткой.
Зима была, гулял народ:
Кто с книжкой, кто с тетрадкой,
А кто с собакой, кто с котом,
Кто с водкой, а кто с пивом.
Бандит тогда дружил с ментом,
Без фальши и без ксивы.
И пели песни от души,
И от души любили,
И были очень хороши,
И молоды мы были.
Теперь не так, я не о том:
Ведь все давно другие.
С собакой кто, а кто с котом —
Подвластен ностальгии.
Лишь жизнь прекрасна и мила,
Когда всё несерьёзно.
Добро всегда сильнее зла,
А смех бывает слёзным.
Прошедший век не так далёк,
Не всё сменилось слишком.
И рэп, по сути, тот же рок.
Как и тетрадка с книжкой.
А я, запутывая вас,
Не ведаю ответа:
Здесь открывается сейчас,
Без тьмы не видно света.
Гуляет с песнями народ
И пьёт вино украдкой,
Как в тот весьма счастливый год —
С шестеркой и девяткой.




Я говорю спасибо, что живой!
Мне есть кого за что, и почему.
Не угодил ни в плен и ни в тюрьму;
И тело очень дружит с головой.
Я говорю спасибо, что живой!

Я говорю спасибо, что дышу!
И легким есть откуда брать свободу,
И выдыхать без ностальгии годы,
И знать, что много строчек напишу.
Я говорю спасибо, что дышу!

Я говорю спасибо, что я сам
Могу благодарить стихами Бога,
Что нет унынья и слаба тревога.
И обращаясь прямо к небесам,
Я говорю спасибо, что я сам!

Я говорю спасибо, что живой:
Сегодня, завтра, может даже – вечность!
Люблю, надеюсь, верю в бесконечность:
Здесь, на земле, и там, над головой.
Я говорю спасибо, что живой!




Главным достижением полста
Стала не финансов высота
И ни власть с понтами из Москвы
Главное что у меня есть вы...




Мир поэзии нужен, как поэзия миру.
Время вечности вторит, миг беспечный — дитя.
Голос страха простужен, мозг пороком контужен.
Мир поэзии нужен и не нужен, хотя
Годы, что пролетели, встретил я не в постели.
Был курсантом когда-то, офицером чуть-чуть.
Был я даже банкиром, но с финансовым миром
Связан был лишь условно, чтоб оплачивать путь.
От потерь опыт круче: жизнь прощению учит.
Небо знает, как надо, и чего, и когда.
Опыт — горькая штука, шанс выводит за руку.
Мир поэзии нужен там, где рифмой года.
Я счастливый, я буду бить на счастье посуду,
Исповедовать словом, оставаться собой
Столько, сколько отпустит Тот, которой без грусти
Разрешает, играет, помогает, решает и с улыбкой прощает мне проступок любой.





Нет снов про желтые огни,
И всё длинней минуты.
Лёд под ногами или дни,
Где прыгал с парашютом.
И оттого, что не до дна,
Что бездна много круче,
Я счастлив, ибо жизнь дана,
Дабы проткнуть все тучи
И дождь пролить словами строк,
Очистив всё и всюду.
Благодарю всех, кто помог
Лететь навстречу чуду.
Добро не зло: оно всегда
Хранит источник света.
Нет снов, но есть ещё года:
Зима, весна и лето.
И осень, где листвою дни,
Где парк, аллеи, лужи.
Без снов про жёлтые огни
Себе я также нужен.




Н.Н.Н.
Столько лет без тебя, как с тобой.
Сколько писем тебе — не тебе.
По судьбе ты не стала судьбой.
Было, видно, удобно судьбе
Только так; но пусть не было, пусть.
Ты не здесь, и я тоже не там.
Стихотворно-лиричная грусть
Возвращает к забытым местам.
Время вкусный готовит пирог,
Разливает заваренный чай.
Не смогла, и я тоже не смог.
Я скучаю, а ты не скучай.
Письма просто ушли не тебе.
Без тебя я как будто с тобой.
Это было угодно судьбе:
То, что ты мне не стала судьбой.





Шампанское налью и пригублю,
И в пузырьки я брошу шоколад.
Скажу негромко «я тебя люблю»,
Как и тогда, немного лет назад.
В потоке дел мудрею, но спешу,
И каждый раз я представляю вновь,
Как что-нибудь в порыве напишу
Про нежность и про страстную любовь,
Про то, что вместе, может быть, века,
А может быть, один короткий миг.
Никто не знает точно, но пока
Шампанского живительный родник
Я пригублю.






Забыв про месть, в добре черпаю силу.
Ценю, что есть, чтоб не ценить, что было.
Здесь и сейчас спасает вера в Бога.
Молитвой фраз и рифм гоню тревогу,
И нет обид, и радость в сердце снова.
Не бедность стыд, а стыдно быть дешёвым.





О чём я думал в Ваши годы?
Конечно же, не об уроках.
Поверьте мне, что нету моды
И у пороков нету сроков.
Простите искренность, покуда
Есть силы, дух, и есть желанье.
Всегда найдётся место чуду,
И будут встречи, расставанья.
Ромео будут и Джульетты,
Адамы, Евы, также снова
Дуэли будут и поэты,
Идущие на смерть за слово.
Жизнь не спектакль, но премьера.
Мы все актеры и актрисы.
Мир без любви совсем уж серый,
И скучно жить без бенефисов.
О них я думал в Ваши годы,
Да и в свои, поверьте, тоже.
И то, что не подвластно модам,
Навечно делает моложе.




РАЗВЕЕВУ В.Б.
Смотрю с улыбкою назад
И говорю: Борисыч, Витя,
Ты мне как будто старший брат
В хитросплетениях событий.
Я знаю, не проходит дня,
Чтоб мы друг другу не звонили.
Ты весь из ветра и огня,
Ты, как стена, без «или-или».
Тебе желаю, старший брат,
Здоровья, счастья и всесилья!
Пусть всех на поле победят
Любимые тобою «Крылья»!
Борисыч, Витя, просто будь
Как есть, ни мигом не старея.
И завтра утром не забудь
Набрать Алякина Андрея. —
Обсудим план на новый век.





Чем дольше, тем слабее путы;
Забор не кажется стеной.
Давно плевать на атрибуты,
На разговоры за спиной.
Мудрею, думая не много,
О том, что вскоре предстоит.
Я полагаюсь лишь на Бога
И не храню в себе обид.
Любовь от края и до края,
Краёв не видно — мало глаз.
И то, что сам не выбираю,
Меня спасает всякий раз.
Жизнь — интересная наука,
Чего бы кто ни говорил.
Прекрасны встреча и разлука,
И хлеб, мерило из мерил,
С вином, с водой, за разговором.
Мир лечат тёплые слова.
Уже и вечность будет скоро,
Душою станет голова.
Смотрю на небо — дна не вижу:
У океана нету дна.
Гуляет осень в платье рыжем,
И не кончается весна.
Мороз и солнце, день чудесный.
А в летний вечер у костра
Гитары звук; мне, если честно,
Поэтом стать давно пора.




Без лишних слов, и даже без упрёка,
И без желанья написать ответ
Лишь потому, что мне не одиноко.
В конце тоннеля очень яркий свет.
По рельсам, шпалам и уже без смысла,
Без поиска, уверенно, в ночи.
Не складываю действия, как числа,
Не согреваюсь пламенем свечи,
Надежд, мечтаний, фальши иль обмана. —
И так понятен без всего итог.
Всё будет, и не поздно, и не рано.
Всё будет так, как пожелает Бог.
Ты не грусти, не обещай, не надо.
А если надо, также не грусти.
Читая мысли на краях тетрадок,
Листвой осеннею пошелести —
Без лишних слов.



23 ФЕВРАЛЯ 2019
Собирали солдатиков, фильмы смотрели:
Мы из детства, в котором все без интернета.
Мы в свои восемнадцать надели шинели,
На постах и в нарядах встречали рассветы.
Мы три года на флоте и два в сухопутке,
Мы в военных училищах к звёздам стремились.
Пили спирт и курили табак в самокрутке.
Мы действительно в жизни чего-то добились.
Мы солдаты, курсанты, и мы —офицеры
До сих пор с той поры, и не нужно причины.
Мы без лишней рекламы, с любовью и верой.
Мы — мы просто защитники, просто мужчины.
С нашим праздником нас!





САНСАРА

Сансара колесом назад-вперёд,
И снова вниз, и снова ввысь как будто.
Какая ты, последняя минута?
Где это всё со мной произойдёт?
Успеет ли свеча расплавить лёд?
Сансара колесом назад-вперёд.

Сансара колесом вперёд-назад,
И снова ввысь, и снова вниз в мгновенье.
Я знаю, что такое вдохновенье.
Кто видел рай, тому не страшен ад.
Где огороды, там и камнепад.
Сансара колесом вперёд-назад.

Сансара колесом то ввысь, то вниз.
Назад-вперёд, без остановки к чуду.
Каким я был, каким уже не буду.
Признаюсь, что не тайна, то сюрприз.
Морям присущи и шторма, и бриз.
Сансара колесом то ввысь, то вниз.

Сансара колесом то вниз, то ввысь.
Назад-вперёд, не прекращая хода.
Приходит опыт с верой год за годом,
И ангел говорит «не торопись».
Пока живой, живою будет жизнь.
Сансара колесом то вниз, то ввысь.


[андрей алякин]